facebook

joi, 17 ianuarie 2008

Insideri

Кругом инсайдеры
Натан Гарштя

Инсайдер, как явствует из этимологии этого слова - понятие отнюдь не молдавское. Этот термин на финансовых рынках обозначает лицо, имеющее доступ к конфиденциальной информации о компаниях, выпустивших ценные бумаги или о самих ценных бумагах. Естественно, такое знание даёт им преимущества по отношению к другим участникам рынка и позволяет получить большую (и экономически необоснованную) прибыль. Это нарушает основной принцип фондового рынка: все участники должны находиться в равных условиях; частое злоупотребление такими сделками искажает цены, спрос и предложение, и со временем приводит к потере доверия инвесторов к биржевым механизмам.
В законодательстве разных стран подходы к инсайдерским сделкам, хоть и различаются по форме, в сути своей преследуют запрет на использование привилегированной информации при проведении сделок. В Соединенных Штатах Америки, например, за последние 40 лет законодательство, направленное на запрет инсайдерских сделок, стало основным стержнем современного федерального регулирования рынка ценных бумаг. Одним из правил, которое появилось на базе судебного прецедента, является правило «раскрой информацию или воздержись от проведения сделки» (Федеральная Комиссия по Ценным Бумагам и Биржам (SEC) против «Тексас Голф Сулфур Ко.»). Это правило требует от инсайдера раскрытия привилегированной информации перед проведением сделок, или, в противном случае, отказа от проведения сделок. Другое ограничение основано на правиле 14е-3, принятое SEC, которое запрещает лицам, знающим о готовящихся тендерных предложениях, передавать эту информацию третьим лицам. Как видите, у американцев - все просто, прагматично, и легко применимо на практике.
Европейское регулирование инсайдерской торговли основано на Директиве 2006/3/ЕС об инсайдерской торговле и манипулировании на рынке (рыночных злоупотреблениях). Директива даёт определение привилегированной информации, инсайдеров и инсайдерских сделок. В европейском союзе законодательство запрещает инсайдерам проводить сделки, используя доступную им привилегированную информацию, а также передавать эту информацию третьим лицам для проведения сделок.
Молдавское законодательство, естественно, не могло не предусмотреть какие-то требования по отношению к инсайдерам. Тем более, что из-за очень низкой прозрачности информации о наших предприятиях, инвестор, не имеющий доступа к привилегированной информации не возьмётся проводить сделки (ведь не будет кто-то серьёзно утверждать, что можно проводить какие-то анализы предприятий и ценных бумаг только на основании годовых отчётов). Так что подавляющее большинство молдавских сделок проводятся именно на основе инсайдерской информации.
В первой редакции Закона о рынке ценных бумаг уже было включено определение инсайдера, перечень инсайдеров и требования к инсайдерским сделкам. Итак, инсайдерами являлись должностные лица общества, лица, контролирующие общество, лица, которые в силу исполняемой должности или договора имеют доступ к конфиденциальной информации общества, и, наконец, лица, которые в течение последних 6 месяцев входили в одну из вышеперечисленных категорий. Инсайдерам запрещалось осуществлять сделки, пользуясь привилегированной информацией, к которой они имеют доступ. Инсайдерам, владеющим более 5% от акций общества, разрешалось проводить сделки только на условиях тендерных предложений.
В принципе, эти требования соответствовали общепринятым, с одной лишь разницей – за границей инсайдерская информация является точной, конкретной информацией, раскрытие которой значительно повлияет на цены. Владение такой информацией, естественно, должно быть доказано. Но так как презумпция невиновности у нас «не в моде», статус инсайдера присваивается законом, а не фактом владения привилегированной информацией. Правда, раньше это было смягчено требованием, в соответствии с которым, инсайдеры не были вправе совершать сделки, используя привилегированную информацию, к которой они имели доступ. То есть, совершать сделки инсайдерам можно было, но только тогда, когда не была задействована какая-либо привилегированная информация.
Однако, изменения к Закону о рынке ценных бумаг, вступившие в силу в августе 2005, значительно поменяли правовое регулирование инсайдерских сделок. В первую очередь, был очень сильно расширен перечень инсайдеров компаний. Таким образом, в инсайдеры были записаны аффилированные лица всех остальных инсайдеров, а в перечень аффилированных лиц – родственники первой и второй степени должностных лиц компании. Если считать исходя из среднестатистической семьи, у каждого из нас около 15 аффилированных лиц. Таким образом, количество инсайдеров одной компании выросло, в среднем, от 13 лиц до 195 (и это по самым скромным прикидкам), а в целом по стране, считая от 3000 зарегистрированных АО, инсайдерами являются 585 тыс. человек, или 17,3% от населения страны.
Однако главная бомба новой редакции закона состояла в другом. Был исключён запрет на проведение сделок с использованием привилегированной информации, а в обмен на это инсайдеры были обязаны проводить все сделки только в условиях тендерных предложений. Таким образом, из молдавского регулирования инсайдерских сделок, был исключён основополагающий принцип, использующийся во всём мире, без которого все запреты и ограничения, навязанные инсайдерам, теряют смысл.
Простой пример. Член совета общества, знающий, что через три месяца на общее собрание акционеров будет выдвинуто предложение о выплате дивидендов, несомненно, владеет привилегированной информацией. То есть, эта информация является конфиденциальной, и её раскрытие приведёт к существенному росту цен на акции компании. В любой другой стране мира для него покупка акций до опубликования информации о дивидендах запрещена, но только не у нас. Для этого нужно всего лишь зарегистрировать тендерное предложение на данные акции в НКЦБ (что можно совершить за полтора месяца), и на его основании законно провести заведомо инсайдерскую сделку. Более того, тендер намного упрощает проведение сделки, ведь он предполагает получение инсайдером полного списка акционеров общества.
Сейчас, в связи с созданием мегарегулятора финансовых рынков, опять происходит передел законодательства. Правда, новая редакция закона о рынке ценных бумаг, выставленная на веб-странице НКЦБ, не делает его ни более простым в применении, ни более близким к европейскому законодательству, к которому мы так стремимся в соответствии с официальными утверждениями. Перечень «инсайдеров по закону» ещё более расширен. Требования по проведению тендеров или раскрытия информации теперь распространяются только на инсайдеров, у которых более 5% от акций общества. И, естественно, так и не введён запрет на проведение инсайдерских сделок.
Было бы наивно предполагать, что все эти «странности» в законодательстве допускаются по незнанию или из-за близорукости разработчиков законодательства или самого законодательного органа. Тем более, что после принятия изменений к закону в 2005-ом, эффекты изменений обсуждались довольно-таки бурно. Причин создавшейся ситуации, по-моему, может быть две.
Первая – банальная защита чьих-то интересов, оставление «открытого» окошка для «своих». Неприятно обсуждать такой вариант, но, исходя из настойчивости и целенаправленности проводимых поэтапных изменений, его нельзя исключать.
Вторая возможность – это помощь, оказываемая одной ветвью власти другой. Ведь в случае слабой исполнительной власти, которая не может (иногда по объективным причинам – нехватка финансирования, нехватка законных рычагов, нехватка квалифицированных специалистов) или не хочет рассматривать и анкетировать подозрительные сделки, проще вмешаться Парламенту и просто в законе прописать, кто прав, а кто – виноват. Все изменения, которые вносились в последние годы в законодательство и нормативные акты по рынку ценных бумаг имели следствием именно ограничение экономической свободы, введение дополнительных преград и запретов в проведении операций на рынке. К сожалению, таких примеров очень много, что отнюдь не помогает в достижении макроэкономической задачи по улучшению инвестиционного климата страны.
Но пока, по-видимому, данный стиль регулирования рынка ценных бумаг сохранится. Потому что у нас проще запретить, чем разобраться.

Un comentariu:

  1. Acest comentariu a fost eliminat de administratorul blogului.

    RăspundețiȘtergere